Почему при, казалось бы, доминирующей среди населения ностальгии по СССР, популярности самой системы социализма, левые политические силы не побеждают в борьбе за власть? Как так случилось, что коммунисты, утратили гегемонию в соперничестве за умы и души? С одной стороны, это можно объяснить на уровне рассмотрения политико-технологической конъюнктуры. За последние четверть века имело место три дезавуирующих компартию компромисса (иногда используется термин «предательство»). Первый «компромисс» был заключен М.С. Горбачевым с Западом. Результатом явилось уничтожение Советского Союза. Второй «компромисс» заключил Г.А. Зюганов с властью в 1996 г. Результатом его явился отказ от одержанной на выборах победы. Наконец, третий «компромисс» был заключен С.С. Удальцовым с либералами и националистами на Болотной и опять-таки с Западом. Сохранить после всего этого веру в коммунистических вождей народ не мог.

Но наряду с объяснением с позиций политической конъюктуры, может быть применено объяснение с точки зрения эволюции систем. Системы не могут собираться и разбираться произвольно. Существует некий исторический вектор их трансформации. Изменить заданное направление хотя и возможно, но весьма трудно.

Давайте, попытаемся, определить есть ли вектор эволюции у российской системы жизнеустройства. Это можно сделать, классифицировав в рамках простейшего лево-правого спектра сменяемые за последние четверть века модели идеологического позиционирования режима. Но вначале надо уточнить, кто такие «левые» и «правые».

В качестве основного критерия спектрального распределения чаще всего берется степень отстаиваемого в системе общественных отношений равенства / неравенства. Крайне левые выдвигали ориентир абсолютного равенства. Позиция крайне правых базировалась на различных модификациях концепции супремасизма (исходного превосходства одной группы людей над другими). В центре находились те, кто говорил о равенстве возможностей (равноправии), но не равенстве фактическом. На крайне правом полюсе в нем стали помещать фашизм, на крайне левом анархо-коммунизм.

Соотнесение исторических изменений идеологии государства с идеологическим спектром позволяет во многих случаях установить вектор государственной эволюции. Это, в свою очередь, предоставляет соответствующие возможности прогнозирования.

Так, логика революции в России 1917 года определялась вектором движения справа налево. В IV Государственной Думе преобладали правые – октябристы и черносотенцы. В результате Февральской революции первоначально к власти пришли либералы. Больше всего министерских портфелей в первом составе Временного правительства было у кадетов. Социалистическое направление представлял (группу «трудовиков») представлял А.Ф. Керенский. Результатом череды государственных кризисов явилось существенное полевенее состава Временного правительства, преобладание в котором получили уже социалисты (эсеры, меньшевики). Октябрьская революция, приведшая к власти коалицию большевиков и левых эсеров, подытожила левориентированную идеологическую трансформацию российского государства.

В прямо противоположном правоориентированном векторе осуществлялось развитие Германии после Первой мировой войны. В 1918-19 гг. в стране доминировала лево-коммунистическая идеология. Образуются немецкие советские республики (Баварская советская республика, Бременская советская республика, Эльзасская советская республика). Реальным сценарием представлялась советизация всей Германии. Но постепенно инициатива переходит к социал-демократам. В президентство Фридриха Эберта германское правительство стояло на позициях социал-демократизма, эволюционизируя вправо. Фактически к середине 1920-х гг. доминировали уже либералы. С приходом к власти в 1925 г. в качестве президента Пауля фон Гинденбурга был совершен следующий шаг в правом направлении. В гинденбурговский период германское политическое руководство переходит на позиции консерватизма и умеренного национализма. Поражение в войне объясняется «ударом в спину» германской армии, нанесенным блоком левых партий. Формулируется задача «национального реванша». Но для его осуществления нужны были более политически радикальные правые силы. Гинденбург в 1932 г. назначает рейхканцлером Адольфа Гитлера, национал-консервативная идеология замещается фашистской.

Теперь, давайте, посмотрим, как эволюционизировала идеологически за четверть века Россия. Коммунистическая система СССР имела, безусловно, левую доминанту. Но в ней имелись и правые компоненты. Вариант построения полярно левой системы по сценарию Л.Д. Троцкого был, как известно, исторически отвергнут. Вектор движения в правом направлении был задан тектоническим ударом, нанесенным в период перестройки. При М.С. Горбачеве коммунистическая идеология подменяется социал-демократическоой. Первый шаг в правом направлении был совершен. Далее за социал-демократией при движении направо помещается либерализм. И Россия совершает второй шаг. Идеология 1990-х гг. была идеологией воинствующего либерализма. Еще один шаг направо – и вот уже выстраивается модель либерального консерватизма. Державная риторика в политике при либеральной доминанте в экономике и социальной сфере. Консерваторами идентифицируют себя единороссы. Но консерватизм не является полярной точкой эволюции вправо. За консерватизмом помещается национализм, а далее фашизм. Анализ контента речей правящей элиты показывает, что дело идет именно к этому.

И здесь необходимо дать принципиальный ответ принимаем ли мы данную перспективу. Если, да, то следует говорить и действовать в поддержку обозначенного вектора. Надо принять тогда перспективу построения «националистической» и далее «фашистской» России. Если же нет, то тогда необходимо ставить вопрос о смене исторического вектора развития. А это, как показывает исторический опыт, возможно только революционно.