Таиланд находится в состоянии очередного властного кризиса. Ничего примечательного в этом в масштабе мирового исторического процесса и уроков для России, казалось бы, нет. После Второй мировой войны сменилось 42 правительства. В этом отношении кризисное состояние для Тайского королевства более естественно, нежели политическая стабильность. Но все же в борьбе группировок «краснорубашечников» и «желторубашечников» в Таиланде отражаются вызовы мирового развития.

Эти вызовы персонально аккумулирует фигура бывшего премьера и олигарха Таксина Чиннавата. Он был свергнут в 2006 году в результате военного переворота и с того времени находится в эмиграции. Вмешательство армии в политическую борьбу осуществляется в соответствии с традициями Таиланда только тогда, когда возникает угроза власти или престижу короля. Такая угроза в понимании военных и исходила от премьера. По этой причине Таксина Чиннават не может вернуться на родину, не представ перед судом. Но вместе с тем, он продолжает пользоваться поддержкой большинства тайского населения. В народе его воспринимают как национального героя Таиланда. Поэтому на выборах неизменно побеждает креатура Чиннавата и поддерживаемых им партий. Не случайно премьер-министром страны по результатам парламентских выборов 2011 года является его сестра Йинглак Чиннават. Оппозиция и требует ее отставки, обвиняя в политической несамостоятельности по отношению к брату.

Так в чем состоит природа современного таиландского конфликта? Процесс модернизации, которым охвачены сегодня страны Востока, обнаруживают жесткое социальное противостояние ниш города и деревни, столицы и провинции. Большинство населения восточных социумов – это крестьянская, или полукрестьянская масса, находящаяся в социокультурной среде традиционного общества. Модернизация жестко перемалывает эти страты. В значительной степени за счет этой перемолки и осуществляется в настоящее время стремительный экономический прорыв Востока.

Меньшинство восточных социумов – сосредоточенная в городах элита. Она включает свой состав, как традиционную аристократию, так и связанный с новой глобальной культурой «креативный класс». Разрыв в материальном качестве жизни между городом и деревней колоссальный. Это продуцирует внутренний конфликт. На одной стороне провинция и сельское население на другой – центр и жители города. Арабские революции – и Египет, и Ливия, и Сирия демонстрировали наличие этого разлома. Сегодня он наглядно проявляется в Таиланде. Завтра – не исключено – проявится в Китае и Индии.

Таксин Чиннават проводил левый политический курс. Это позволило ему превратить до того политически индифферентное тайское крестьянство в мощную политическую силу. Именно оно и составляет базу движения «краснорубашечников».

Против клана Чиннават – тайская политическая элита, Бангкок и мусульманское меньшинство. Избранный ими желтый цвет – символ власти короля. По сути «желторубашечники» отстаивает преференционное положение преуспевающей части общества и противостоят установкам «крестьянской демократии».

Конечно, обозначенный разлом специфичен для стадии перехода от традиционного к модернистскому обществу. Но давайте обратимся к политическому ландшафту современной России. Голосование Москвы и провинции на выборах 2011-2012 годов имело, как известно, значимое различие. Очевиден и раскол преуспевающей части общества и большинства населения. «Желторубашечники» и «краснорубашечники»? Соответствующие политические аналогии могут быть найдены и в России. А это значит, что таиландский сценарий в современных российских условиях тоже вероятен.