Чиновники, депутаты, эксперты, комментируя адресуемые России угрозы со стороны Запада, сходятся в следующем. На серьезные действия Запад не пойдет. Экономически он тесно связан с Россией и не будет ставить под удар свое благополучие. Пошумят и успокоятся. Также Запад шумел во время войн в Чечне и Южной Осетии. Готовности элиты взойти ради победы на Голгофу нет. Нет и понимания серьезности вызова.

Чтобы ответить на вопрос о мировых геополитических последствиях событий в Крыму, необходимо первоначально охарактеризовать систему геополитики в целом.

Но и современный Китай, будучи ориентирован на обеспечение товарами массового потребления мирового проектера, не вполне экономически суверенен.

Ситуация в Крыму при обозначенной системе мироустройства представляет собой не просто самоопределение крымского народа, а шире – заявка на самоопределение России. Предпринимается попытка ревизии итогов «холодной войны».

Геополитически Россия бросает вызов реализации стратегии продвижения Запада на Восток. Стратегия «натиска на Восток» преемственно восходит еще к средневековью. А соответственно, и вызов предъявляется не только действующей обойме западных политиков, а всей цивилизации Запада.

Россия, вступая с Западом в клинч в оценке происходящего в Ливии, Сирии, на Украине, подвергает сомнению присвоенное тем право определять, что есть легитимно. Формулируется альтернативная версия легитимности. В Крыму с позиций альтернативной версии легитимности совершаются политические действия.

Наивно думать, то, что Запад, столкнувшись с определенным противодействием со стороны России, откажется от своего, утверждаемого столетиями, цивилизационного проекта. Наивно также думать то, что он легко откажется от результатов победы по итогам «холодной войны». Не было бы в таком случае смысла всей прежней борьбы. Итак, Запад не сдастся. А это значит, что он предпримет все возможное, чтобы российская альтернатива не состоялась.

Приняв неизбежно стратегию борьбы, Запад должен определиться с тактикой. Выбор тактики состоит в следующей развилке — либо штурм, либо осада.

Штурм – может быть и военный. Для организации штурма в качестве расходной силы могут быть использованы украинские националисты. Лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош прямо говорит, что Украине рано или поздно придется воевать с Московской империей. Можно было бы сказать и иначе, что России рано или поздно придется воевать против взращиваемого на Западе нового фашизма. Если фашизм является проектом, то по проектной логике он должен быть канализован на агрессию.

Опыт революций показывает, что, пойдя по революционной логике, общество не может остановиться. Великая Французская революция, Великая Октябрьская революция – каждая новая революционная волна оказывалась радикальней предыдущей. Радикалы сметали конформистов. Революция Майдана привела к власти на Украине обойму бюрократов, полу-революционеров. Но энергией масс управляют не они. Нет никакого сомнения, то что люди типа Яценюка будут смещены людьми типа Тягинбока или Яроша. А это фанатики и военный сценарий при них фактически наверняка реализуем. Они просто вынуждены будут идти политически в логике войны, чтобы не лишиться самим революционной легитимности.

Средства же на войне – различные. Их можно прогнозировать. Жесткая позиция России по Крыму связывается на Западе небезосновательно с решимостью и волей одного человека – президента Российской Федерации. Создается образ противостояния Запада персонально с Путиным. Но если реализации мирового проекта препятствует всего одна фигура, то значит, будут приложены максимальные усилия по ее персональному устранению. Примеров такого рода в мировой истории предостаточно. Вспоминается в этой связи обвинение, предъявляемое Уго Чавесом об отравлении его и некоторых других политических деятелей Латинской Америки спецслужбами США. Предположим, действительно, замысел ликвидации президента РФ будет реализован. Кто тогда окажется у руля управления государством? Сможет ли, и захочет ли этот фигурант продолжить линию борьбы с Западом? На этот счет существуют большие опасения.

Вторая версия тактики – осада. Это сценарий геополитического удушения России. Он, как известно, разрабатывался еще классическими школами геополитики. «Санитарный кордон» вокруг СССР являлся, как раз, сценарием геополитического удушения. Осада не обязательно долгосрочна. Перекрытие жизненно важных для осажденной стороны каналов связи с внешним миром может привести и к быстрой победе осаждающих.

Что может применить Запад в качестве осадных средств? Воздействие на элиту через персональные санкции уже применяется. Но арсенал приемов этим далеко не исчерпывается. Экономически может быть нанесен удар через замещение Европой экспорта российских углеводородов. А эта составляющая, как известно, формирует государственный бюджет страны более чем на половину. Говорят, что замещение невозможно. Однако, наличие значимых запасов нефти и газа в странах Северной Африки и Ближнего Востока указывают на обратное. Другой удар в экономической сфере может быть связан с перекрытием импорта. А между тем, более половины экспорта из ЕС – это машины и оборудование. К тяжелым социальным последствиям может привести перекрытие импорта продовольствия и лекарств. Финансовый инструмент осады может состоять в аресте российских счетов за рубежом. А это средства немалые. Политически – Россию будут исключать из разных организаций. Еще задолго до крымских событий начался дискурс о реформе Совета Безопасности ООН. По-видимому, могут предприниматься попытки лишения России ее особого права ветирования решения в СБ. Отказ от предоставления россиянам виз будет ударом по той части российского общества, которое привыкло проводить отдых за границей. Перекрытие каналов научного сотрудничества перекроет финансовые потоки, идущие на обеспечение части российского научного сообщества. В сфере образования — Россия может быть исключена из участия в Болонском процессе. Вся выстраиваемая стратегия вхождения в международную образовательную систему окажется перечеркнута. Известен и опыт исключения государств из участия в международном олимпийском движении.

Многое для России окажется только во благо. Обстоятельства осады дают ей шанс на восстановление модели самообеспечения, а отсюда и суверенности. Россия среди всех стран мира, по-видимому, единственная, потенциально способная к автономному существованию. Есть к тому же Китай, который вряд ли примкнет к блокаде. Он в сложившейся ситуации оказывается вообще в наибольшем выигрыше.
Но весь вопрос в сроках. Включение России в западную мир-систему – очень глубокое. Выход из нее в короткий срок, когда окажутся отрезаны в раз все нити жизнеобеспечения, чреват коллапсом. Но эти нити уже, по-видимому, отрезаются. Спасительным выходом для России в сложившейся ситуации может стать только форсированная этатистская мобилизация. Действовать надо немедленно. Завтра может быть уже будет поздно.