На высшем государственном уровне инициирован проект «Лидеры России». Сама постановка вопроса готовить лидеров – самих по себе, а не специалистов по направлениям профессиональной деятельности, соотносится с идеологией формирования менеджеров – универсалистов. Управлять банком, управлять медицинским учреждением, управлять вузом, управлять государством – для них сущностно одно и тоже. Прибыль – мерило успешности. Этакая селигеровская молодежь – с хорошим знанием английского языка, неплохим – интернет-технологий и совершенно атрофированным стратегическим мышлением. Генерация таких управленцев уже заполняет кабинеты в федеральных и региональных министерствах, а государственное управление системно обессмысливается. Они убеждены в своей эффективности и неэффективности народа, представляя собой уникальный продукт зомбирования.

Идеология лидерства подразумевает еще, что есть люди природные лидеры — вожаки, а есть массы – ведомые. «Удивительным образом» эти молодые лидеры оказываются преимущественно из семей успешных отцов и получается, что ген лидерства передается по наследству. Социальный расизм в чистом виде! Освоив английский язык, эта молодая поросль управленцев приняла через него и западные ценности, будучи убеждена, что ничего другого, кроме западные управленческие практики и западный менеджмент не может быть успешным. В отличие от поколения отцов – предавших цивилизационные традиции страны, для этих нет даже самой рефлексии в отношении измены. Для них – все само собой разумеется.

Исходная ситуация

Суверенное государственное развитие невозможно без патриотичной и профессиональной национальной элиты. Такая элита должна играть руководящую роль, доминировать численно и стратегически в сферах государственного управления, обеспечения национальной безопасности, бизнесе, науке и образовании, культуре, формировании информационной среды. Суверенный государственный курс, даже если таковой будет сформулирован на уровне высшей власти, может иметь практическое воплощение при наличии групп исполнителей соответствующих стратегических решений, разделяющих идеологию этого курса. Однако на настоящее время обнаруживается очевидный дефицит управленческих кадров, обладающих требуемыми для суверенной долгосрочной политики государства характеристиками.

Современная российская элита сформировалась в рамках модели, сложившейся в результате поражения СССР в «холодной войне» и транзита десуверенизации. Идеологически эта элита была ориентирована на Запад, опиралась на западнические ценности, исходила из представлений об универсальности западного пути развития. Многие ее представители имели практические связи с иностранными группами влияния, выполняя фактически роль субъектов внешнего управления. Российская бизнес-элита оказалась инкорпорирована на подчиненных ролях в мировую бизнес-элиту. Финансирование из-за рубежа получили ведущие представители элит по нишам творческой деятельности и науки. Сложилась ситуация, когда корпоративные интересы элиты фундаментально расходятся с национальными интересами России, совпадая при этом с интересами иностранных государств. В результате распространения западных обществоведческих теорий российская элита оказалась также в когнитивной и ценностной зависимости от Запада. Существует и фактор прямой вербовки представителей российской элиты спецслужбами зарубежных государств, воспроизводство групп и даже инфраструктур «пятой колонны». Широко известное высказывание американского политолога З. Бжезинского о нероссийском характере номинированной российской элиты отражают реальное положение несуверенности основных элитаристских групп в РФ.

Во многих случаях действия элит, как, например, по направлению финансово-экономической политики, наносят прямой ущерб Российской Федерации и могут быть оценены как диверсионные. Известна позиция, занимаемая рядом видных представителей творческой интеллигенции по отношению к Крыму, оценивающих историческое воссоединение в качестве российской агрессии.

Обнаруживается разительное расхождение воззрений и ценностей элиты с воззрениями и ценностями большинства народа. В элитаристских кругах, самопозиционируемых в качестве «креативного класса» сложилось презрительное отношение к народу, переходящее зачастую в откровенную русофобию. Ценностное расхождение между элитой и народом проявляется особенно наглядно в отношении к героям отечественной истории и в целом российскому прошлому. Те исторические образы, которые традиционно являются священными и почитаемыми в народе, подвергаются со стороны элиты переоценке и системному дезавуированию.

Характерным признаком постсоветской элиты является также доминация потребительских установок, низкие духовные качества. Элита как «лучшие» сменила свое значение на противоположное, став средоточием лиц, отличающихся беспринципностью, низким порогом нравственных требований. На этой основе в элитаристкой среде получает широкое распространение коррупционные отношения. Коррупция приобрела характер системообразующего для элитогенеза явления, приобрела значение не только в качестве средства обогащения, но и «круговой поруки». Современная элита, в отличие от прежних исторических эпох, оказывается не способно выдвинуть из своей среды героев нации, создать безусловные образцы для подражания молодежи. Деградация элит переносится сверху вниз и на общество, пролонгирует процесс подрыва его нравственных потенциалов.

Фактически не действует система социального лифтинга. Элита кооптируется по клановому принципу. На настоящее время на руководящие посты в государственном, муниципальном и корпоративном управлении выходят дети элиты, сформировавшейся в 1990-е годы на волне приватизации. Положение второго поколения постсоветской элиты закрепляется фактически по наследственному принципу. При этом «золотая молодежь», как показывают резонансные скандалы последнего времени с детьми представителей крупного бизнеса, отличаются гипертрофированным социальным тщеславием, презрением к законам и моральным нормам общества. Допущение ее на ведущие посты государственного и корпоративного управления создает реальные угрозы с позиций национальной безопасности.

Низкие моральные качества постсоветской элиты соотносятся и с низким уровнем профессионализма. Позднесоветская управленческая теория оказалась неадаптивна к новым реалиям мирового и национального развития, оказавшись не способна дать ответы на глобальные вызовы. Предложенная взамен нее западное обществоведение принципиально не соответствовало российской специфике, обосновывало западноцентризм и фактически десуверенизацию России. Новые управленческие кадры оказались лишены методологии и необходимых знаний для реализации суверенной государственной политики. Обнаружился дефицит на управленцев, способных мыслить в государственном масштабе, в категориях больших смыслов. Выхолащивание потенциалов больших государственных смыслов у нового поколения чиновничьих кадров привело на практике к усилению бюрократического прессинга на общество, подмене ценностей и целей средствами. Бюрократизация парализует развитие страны, приводит к неоправданному расточению общественных сил по реализации вторичных контрольно-отчетных позиций.

Очевидно, что с элитой сформированной под задачи десуверенизации России курс на ресуверенизацию осуществить невозможно. Следовательно, должна быть осуществлена широкая ротация элит, не ограниченная кадрами высшего государственного управления. Затруднения в осуществлении такой ротации связаны с отсутствием ниш формирования контрэлиты. На настоящее время провести системную замену элиты по этой причине весьма затруднительно. Следовательно, задача состоит в целевом форсированном формировании новой генерации кадров для будущей национальной суверенной элиты России. Решение ее предполагает реализацию комплексной политической программы.

Мировой исторический опыт указывает на приоритетность решения кадровых проблем в осуществлении политики государственного развития. Исторические прорывы стран мира соотносились с осуществляемыми в жестких, или мягких формах кадровыми ротациями. С одной стороны, вырабатывался принцип массовой замены прежней элиты, осуществляемый зачастую в истории в формате политических репрессий, или борьбы с коррупцией. С другой стороны, создавалась новая кадровая общность, объединенная определенной идеологией и формируемая по орденскому принципу.

Обращение к историческому опыту и анализ сложившейся в России практики элитогенеза приводит к выводу о невозможности исправления ситуации путем персональных кадровых назначений. Необходима системная ротация элиты, отстранение прежних элитаристских групп и создание качественно новых. Данная повестка определяет актуальность выдвижения проекта формирования кадровых ресурсов в целях суверенного развития и национальной безопасности России.

Основные подходы, пути решения

Реализация кадровой политики в целях обеспечения суверенитета и государственной безопасности России предполагает решение двуединой задачи по отстранению существующей несуверенной элиты и формированию элиты национальной. Методологически эта политика может выстраиваться на следующих общих подходах.

Необходима разработка собственной, связанной с российской национальной традицией, теории управления. Сложившаяся исторически на Западе теория элит, основанная на дифференциации успешных (элита) и неуспешных (массы) противоречит российскому цивилизационному опыту. Российская модель управления исторически формировалась на принципе всеобщности «государственного тягла». Включение в группы элит в этой постановке определяется функциями государственного (а соответственно, и общественного) служения. Продвижение человека по социальной лестнице должно быть сопряжено с его деятельностью, направленной на укрепление и развитие российской государственности. Соответственно, для лиц, ведущих антигосударственную деятельность пропуск в систему национальных элит должен быть закрыт.

Выход из элитаристских групп, как показывает мировой опыт, никогда не осуществлялся на добровольной основе. Соответственно, и существующая российская элита не уйдет добровольно с занимаемых ей элитных позиций. Механизмы ее отстранения могут быть различны. Жесткий формат деэлитаризации может выражаться в кампании чистки элит по прямому обвинению в «измене Родине», разоблачению в связях с иностранными государствами и в подрыве российских национальных интересов. Другим механизмом силового отстранения является кампания по обвинению в коррупции и мошенничестве, позволяющая ввиду системности явления затронуть фактически весь класс российской элиты (модель андроповских чисток).

Мягким способом осуществления элитаристкой ротации может явиться проведение компании общественной аттестации российской элиты. Для ее проведения целесообразно выдвинуть широкий перечень критериев, отсекающих несуверенные кадры. Среди них – различные виды зарубежных связей (включая работу иностранных структурах, зарубежные гранты, наличие собственности и вкладов за рубежом, проживание, обучение и трудоустройство близких родственников за границей), высокие доходы (включая доходы близких родственников). Очевидно, что большинство персоналий современной российской элиты данную переаттестацию не пройдет, и при наличии соответствующего правового инструментария («Закон об общественном контроле») будет отстранена с занимаемых должностей.

Новая элита должна быть формируема по принципам создания духовных орденов. Для кооптируемых в него адептов выдвигается требования приверженности базовым ценностям организации. В данном случае – ценности суверенности российского государства. Важным критерием кооптации должен стать также общим для подобных орденских структур принцип нестяжательства. Посредством выдвижения данного принципа будет производиться, в частности, отсечение от государственного управления лиц, ориентированных на использование служебного положения в корыстных интересах.

Необходимо установление текущего контроля за степенью соответствия российской элиты высшим ценностям российского государства. Этот контроль должен вестись не только с позиций закона, но и общественной морали. Аморальный образ жизни представителей элиты должен караться их исключением из элитаристских групп. Для осуществления данного контроля должен быть создан профильный государственно-общественный орган, условно – Палата высших ценностей российского государства. Палата формируется из наиболее авторитетных представителей общества, позиционируемых в качестве выразителей идеологии государственной суверенности России, хранителей российских цивилизационно-ценностных позиций. Аналогом такой структуры может быть рассмотрен Совет стражей Конституции, функционирующий в Исламской Республике Иран.

Задача формирования общенациональной элиты России предполагает распространение кадровой политики за рамки институтов государственной службы. Политика формирования элит будет обречена на провал в случае нахождения вне ее реализации сфер бизнеса, медиа-пространства, культурного творчества и др., оказывающих в современных условиях принципиальное влияние на общество. Следовательно, должны быть преодолены условные границы, разделяющие государственную и общественную сферы. Практическим механизмом преодоления этих границ может стать расширение возможностей и функций общественного контроля. Практика общественного контроля должна быть распространена в том числе на среду бизнеса и частного финансового сектора.

Управление процессом элитогенеза в сфере бизнеса может быть реализовано через создание профкорпораций («цеховых союзов»). Формируемые по отраслевому принципу советы профкорпораций должны включать в свой состав – 1. представителей капитала; 2. представителей государства; 3. профессионалов отраслевой специализации – практиков и ученых; 4. представителей широкой общественности. Представители отраслевых профкорпораций формируют в свою очередь Национальный Совет профессиональных корпораций России. Такая система позволяет взять под контроль национальный бизнес, не ликвидируя при этом сам фактор частного предпринимательства. Субъекты бизнеса, чья деятельность не подчинена национальному государству, оказываются в рамках существующей системы подвергнуты остракизму и в конечном итоге экономически ликвидируемы.

Должны быть разработаны и приняты на вооружение кодексы профессиональной чести. При несоблюдении кодексов чести представитель соответствующей отраслевой элиты должен лишаться прав на ведения деятельности в соответствующей отраслевой нише.

Акцентированно на подготовку национальной элиты должны работать образовательные структуры. Должны в контексте решения этой задачи получить поддержку такие образовательные учреждения, которые выстраивают свои программы, исходя из ценности суверенитета России. Принципиальное значение для создания образовательных структур по формированию кадрового резерва национальной элиты является ограждение их от проникновения лиц, стоящих на ценностных позициях, противоречащих идеи суверенности России, стоящих на платформе западной глобализации и космополитизма. Во всяком случае, профессиональные управленческие кадры не должны кооптироваться из выпускников НИУ ВШЭ и ряда других раскрученных высших учебных заведений, чья идентифицируемая идеология является идеологией западноцентричной глобализации.

Должны быть созданы также фильтры для конформистов, лиц, включенных в существующие элитаристские и клановые группы, функционеров. Фильтрационное отсечение этих групп будет являться гарантом от перерождения и последующей деградации создаваемой системы. Такая фильтрация необходима как в отношении студенческого контингента, так и, что еще более важно, профессорско-преподавательского состава. При выдаче рекомендательных характеристик должны быть учитываемы следующие факторы: наличие собственности или вкладов за рубежом (минус); для ППС – работа по иностранным грантам, работа по контракту за рубежом (минус); публикации в иностранных изданий (обязательный мониторинг контента); родственные связи с представителями политической и финансовой элиты (минус); работа в структурах Транс-национальных корпораций (минус).

Новая российская элита должна быть методологически вооружена обществоведческими теориями, позволяющими обеспечивать на практике курс государственной ресуверенизации. Необходимо научное обеспечение государственной политики со стороны научных школ с акцентированной цивилизационно-идентичной суверенной ценностной платформой. Такие научные школы должны получить акцентированную государственную поддержку и преимущества перед школами, связанными с идеологией десуверенизации. Данная поддержка должна получить, в частности, выражение при распределении грантов, инфраструктурном финансировании, кооптации экспертных советов ВАК, поддержке при выборах в Российскую Академию Наук.

Реализация новой государственной кадровой политики предполагает внесение принципиальных изменений в действующее российское законодательство. Начать следует с Конституции Российской Федерации.

Коррекционными шагами – заменой одного – другого министра, одного – другого губернатора выстроить ресуверенизационный курс не получится. Необходимо менять весь кадровый корпус. Сама система современной России воспроизводит тип элиты, работающий на подрыв российской государственности, на пролонгируемую самоликвидацию. Только через выстраивание принципиально иной, суверенной в своей основе системы кадрового отбора, можно найти или вырастить те кадры управленцев, которые смогут повести за собой народ на великие свершения и в очередной раз в истории спасти страну.