К 110-летию Русско-японской кампании

То что англо-саксы любят, не вступая сами в войну, использовать в качестве «пушечного мяса» других – общеизвестно. Если в отношении их мировой гегемонии кем-либо из геополитических субъектов мира бросался вызов, то они реагировали всякий раз по традиционной для себя тактической схеме. В противовес появившемуся сопернику создавался и вооружался некий идеологический и геополитический оппонент. Далее между ними развязывалась война. Сами англо-саксы либо не участвовали в конфликте напрямую, либо их участие ограничивалось периферийными фронтами. Зато итоги войны подводились именно ими. Результатом реализованного сценария являлось нанесение удара по представляющей угрозу англо-сакской гегемонии державе и установление усиливающей их гегемонистские позиции, системы международных отношений.

Неединожды такого рода тактика применялась англо-саксами в отношении России. Британская империя являлась главным геополитическим врагом Российской империи. Территориально это были две крупнейшие мировые державы (площадь Британской на треть больше Российской) и объективно их интересы вызывали многочисленные противоречия. Непосредственно Россия и Англия воевали друг с другом только в Крымской кампании. Более того, они часто находились в союзе. Но это союзничество представляло собой «объятие смертельных врагов». Британская империя стояла чаще всего за многими воевавшими против России государствами. Исторически в этом качестве использовались Пруссия, а затем — Германия, Турция, Персия, Франция, Япония. Каналы британской помощи были различны – вооружение, финансы, дипломатия, информационная поддержка, военные консультации. В двадцатом столетии вместо оппозиции Британская империя – Российская империя актуализируется оппозиция США – СССР. Но сущность противостояния от этого не меняется. Не отменено оно и сегодня. Митт Ромни сформулировал публично то, что другими ведущими фигурантами американской политики не произносится, но с очевидностью осознается – Россия и США геополитические противники. Соответственно, сохраняется и традиционная используемая против России тактика англо-саксов – взращивание геополитического противника и провоцирование войны. Четко соотносятся с ней и чеченский и юго-осетинский конфликты.

Исторически особо индикативной для отражения глобального геополитического противостояния России и англо-сакского мира являлась Русско-японская война. Российская империя воевала против Японии, но реально противостояли ей не японцы, а Великобритания и США. Американский и английский капитал вооружил японскую армию самой современной техникой. Это объясняет парадокс наличия у полуфеодальной Японии образцов вооружения превосходящих технически российские образцы. «Нет сомнения, — писал консервативный публицист М.О. Меньшиков, — что без обеспечения Америки и Англии Япония не сунулась бы с нами в войну».

Япония объективно не имела шансов на победу в длительной войне с Россией. Мобилизационные ресурсы стран были несопоставимы. Да, действительно, русские войска потерпели ряд поражений. Но не так ли с череды поражений начинались и многие другие исторические войны России? К концу войны экономика и людские ресурсы Японии были истощены. Японцы понесли гораздо большие потери по числу убитых и умерших от болезней. Совокупные потери победителя были в два раза больше, чем у проигравшей стороны. Резервов у Японии фактически уже не оставалось. Если судить не по выигранным сражениям, а по общей готовности продолжать войну, то Японская империя была ближе к поражению, чем Россия. Парадокс: не проигравшая Россия, а победившая Япония инициировала через США переговоры о мире. На что же рассчитывали правящие японские круги, принимая решение о нападении на Россию. Очевидно – на помощь Запада. И такая помощь дипломатически гарантировалась. В 1902 году был заключен англо-японский союзнический договор. Американский президент Теодор Рузвельт грозил войной союзнице Франции, если та заняла бы пророссийскую позицию. Си огласно воспоминаниям А.Ф. Керенского, которого трудно было заподозрить в нелюбви к Западу, президент США «полностью принял сторону Японии и в ходе переговоров в Портсмуте порой был более японцем, чем сами японцы».

На Японию работали подконтрольные американскому и английскому капиталу мировые СМИ. После Кишиневского погрома 1903 года в США антироссийские настроения достигают высшей точки кипения. Начавшая войну Япония преподносится в СМИ жертвой русской агрессии. Более того, образ Японии подается как образ страны, борющейся за идеалы свобода. Несвобода же, естественно, связывается с Россией. В Лондоне издается иллюстрированная летопись войны с характерным названием «Борьба Японии за свободу». Характерна также риторика одной из японских газет того времени: «Россия – это позор Европы; мы должны одолеть эту нацию во имя цивилизации, во имя мира и во имя человечества. Европа будет довольна тем, что на Дальнем Востоке есть нация, которая примет от нее факел цивилизации и разгромит Россию – смутьяна». Не таких же борцов за свободу в противовес «русской автократии и империализма» взращивает и пропаганда современного Запада?

Россия не проиграла бы, по-видимому, войны Японии, если не необходимость войны на два фронта. Второй фронт был внутренний. В самый разгар военной кампании начинается первая российская революция. Это был «удар в спину». Россия не может перебрасывать более значительные силы на Дальний Восток ввиду необходимости подавления крамолы внутри страны. На настоящее время накоплено достаточно информации, позволяющей утверждать о финансировании революционного движения из-за рубежа. Имеются факты прямого сотрудничества с самой Японией, говоря по сути – государственной измены. И опять исторические параллели, связанные с очевидностью внешних источников финансирования затеваемой «цветной революции» в современной России.

Русско-японская война проектировалась англо-саксами. Решаемая в ней задача-минимум состояла в сдерживании дальневосточно-тихоокеанского продвижения России, задача-максимум – в организации синхронности внешнего и внутреннего ударов против самой российской государственности. Эта проектность осознавалась еще современниками. «Если Англия и Япония будут действовать вместе, — писал еще в 1901 году германский император Вильгельм II, — они могут сокрушить Россию… Но им следует торопиться, иначе русские станут слишком сильными». Проходит год и Лондон заключает с Токио союз, еще два года и Япония нападает на Россию. О том, что цели Англии в войне состоят в оттеснении России от тихоокеанского побережья вглубь материка, писал и создатель русской геополитической школы Алексей Вандам.

Во время Русско-японской войны в 1904 году Хэлфорд Маккиндер публикует свой знаменитый труд «Географическая ось истории». В нем он, как известно, заложил традицию анализа мировой геополитики через призму конфликта между Хартленд – «Срединной земли», соотносящейся с Россией, и Внешнего полумесяца, связываемого с атлантизмом. Противостояние России и англо-саксонского мира концептуально осмысливалось как борьба за мировое господство. Русско-японская война выступала частной иллюстрацией этого соперничества.

Со время начала Русско-японской войны минуло 110 лет… Но раскрываемые через нее фундаментальные основания мировой геополитики сохраняют свое значение и сегодня.