Тысячи граждан России в статусе беженцев принимаются в зарубежных государствах. По

данным Всемирного Банка в 2011 году таковых было 109785 человек. Принимающей стороной выступают в основном государства Запада, включая США. Политическими беженцами объявляются многие из тех, кто совершил в России различные преступления, в том числе – террористической направленности. Экстрадировать их в Российскую Федерацию никто не собирается. Не выдавался Березовский, не выдается Ахмед Закаев. Применение статуса политического беженца в отношении россиян означает обвинение России в осуществлении политических преследований. «Дело Сноудена» дает возможность для адекватного ответа. Следовало бы не оправдываться – дескать Сноуден находится в России транзитом, а принять его в качестве политического беженца. Удивляет сам факт занятия российской дипломатией оборонительной позиции. Сноуден засвидетельствовал, что США шпионит за всем миром. В шпионских разработках находятся российские граждане, российское политическое руководство. Представлены факты внешнего посягательства на Россию. Не США в этой ситуации должна предъявлять ультиматумы России, а Россия должна требовать от США объясниться. Мир стал свидетелем детектива. Герой-одиночка вступает в борьбу с глобальной системой мирового слежения. Он шантажирует США. В сценарий оказались включены Гонконг, Москва, Кито, Гавана. Все в классической голливудской традиции. Возникает, естественно, вопрос о возможности сценарной постановки. Есть определенные признаки, заставляющие думать, что «дело Сноудена» это именно проектный сценарий. Когда случается «шпионский скандал», уличенная в шпионаже сторона, как правило, старается его информационно заглушить. В «деле Сноудена» все наоборот. США предпринимают шаги, ведущие определенно к усилению информационного резонанса. Зачем? Добиваются действительно экстрадиции Сноудена? Эта экстрадиция еще более дискредитировала бы образ США в сноуденовской истории. Сноуден оказался бы в роли жертвы, а США – репрессивного государства, карающего за правду. Может американские спецслужбы боятся новых сливов информации? Нет никаких гарантий, что Сноуден уже не предоставил ее в полном объеме в Китае и в России. Если бы США действительно боролись со Сноуденом, то делали это «по-тихому». Поскольку все происходит совершенно иначе, то, следует предположить, что «информационная раскрутка» входила в сценарный план. Объяснение этому замыслу может быть найдено в двух сценарных логиках. Первая – постановка вопроса о легальном мировом международном контроле за коммуникацией. Шпионаж, безусловно, противоречит правам человека, но как быть с угрозой терроризма? Выходом из возникающего предложения может стать концепт легализации того, что до сих пор США осуществляли в формате шпионской деятельности. Естественно, при этом будет установлена общемировая вывеска. По сути же речь идет об институционализации одного из механизмов мирового правительства. Второй объяснительный подход связан с предположением о расколе в классе мирового бенефицариата. Эксперты говорят о новом раунде борьбы кланов Ротшильдов и Рокфеллеров. Групповые расклады сил в этом расколе могут быть и иные. Сноуден, как и с еще большей очевидностью Ассанж являются фигурами этого противоборство. Вступая в конфликт с ЦРУ и Агентством национальной безопасности, Сноуден, очевидно, действовал не в одиночку.