Сулакшин С.С., Деева М.В., Бачурина Д.В., Бобров Е.В., Куропаткина О.В., Нетесова М.С., Репин И.В.
Проблема инокультурной ювенальной юстиции в современной России.
М.: Научный эксперт, 2012. — 144 с.

В работе проведен анализ понятийного, правового и политического содержания категории «ювенальная юстиция». Проанализирован западный и исторический российский опыт ювенальной юстиции и профилактики подростковой преступности. Рассмотрены цели, механизмы, риски и возможные последствия введения ювенальной юстиции в России.

Показано, что необходимо различать объективные особенности юстиции применительно к несовершеннолетним и внедрение разрушительных для традиционной семьи механизмов и процедур.

Для руководителей и специалистов государственных структур, политиков и общественных деятелей, исследователей, преподавателей и широкого круга читателей.

Скачать книгу в формате pdf >>>

С О Д Е Р Ж А Н И Е

Введение ……………………………………………………………………………….. 4
Постановка проблемы …………………………………………………………. 4
Некоторые вводные методологические положения ………….. 7

Глава 1. Ювенальная юстиция
и практика ее применения
………………………………………………….. 14
1.1. Что такое ювенальная юстиция …………………………………… 14
1.2. Зарубежный опыт ювенальной юстиции …………………….. 32
1.3. Российский опыт защиты детей……………………………………. 58
1.4. Вариативность национальных моделей семьи
и ювенальная практика ………………………………………………………. 70

Глава 2. Ювенальная юстиция в современной России…. 78
2.1. Субъекты интересов: инициаторы, сторонники,
противники …………………………………………………………………………… 78
2.2. Декларируемые цели внедрения ювенальной
юстиции в России и реальные проблемы …………………………. 83
2.3. Первые шаги ювенальной юстиции в России …………….. 95

Глава 3. Риски. Угрозы. Последствия …………………………….. 109
3.1. Идентичный российский институт семьи и угроза
ювенальной юстиции ………………………………………………………….. 109
3.2. Инокультурная ювенальная юстиция в контексте
методов подрыва российской государственности …………… 121

Заключение ……………………………………………………………………….. 132
Список литературы …………………………………………………………….. 135

После распада СССР в России, периодически обостряясь, непрерывно разворачивается общественная дискуссия по поводу ювенальной юстиции. Развитие ювенальной юстиции как правовой основы социальной политики в отношении несовершеннолетних является значимой точкой приложения сил законодательных, исполнительных и судебных органов, органов местного самоуправления, различных институтов гражданского общества в Российской Федерации.

Одновременно это и одна из самых напряженных и резонансных тем в обществе. Вопрос ювенальной юстиции расколол россиян на два непримиримых лагеря. Против внедрения ювенальной юстиции в России выступают многие общественные организации, в частности Русская Православная Церковь.

Словосочетание «ювенальная юстиция» вроде бы знакомо каждому, оно на слуху. Но даже само понятие «ювенальная юстиция» нуждается в углубленном осмыслении. Хоть сколько-нибудь устоявшегося определения не существует. Более того, нет даже относительно устойчивого общего понимания. Зачастую ученые, эксперты, представители власти, рассуждая за одним столом о ювенальной юстиции, имеют в виду совершенно разные вещи и не могут понять друг друга.

И если сторонники введения ювенальной юстиции в России акцентируют несовершенство системы реабилитации малолетних жертв преступлений и защиты юных преступников, то противники ювенальной юстиции обеспокоены изъятием детей из семей и разрушением самого института семьи.

Как связаны эти вещи? Как все они умещаются под зонтиком ювенальной юстиции?

Дискурс, казалось бы, очевиден: существуют объективные вызовы развития, связанные с системой правосудия и профилактики подростковой, юношеской и детской преступности и правонарушений. В этом смысле ювенальная юстиция рассматриваетсякак государственная подсистема правоохранительной и судебной системы государства.

Но эта тема касается и таких важнейших сфер государственного управления, как, например, государственная молодежная политика, государственная политика семьи, демографическая политика, государственная политика воспитания и социализации личности,государственная политика в сфере образования и др. Таким образом, предмет ювенальной юстиции является комплексным и разноплановым.

Понимание ювенальной юстиции в узком смысле характерно для высоких профессионалов юриспруденции. Но чаще ее понимают в широком смысле, включая в это понятие целый спектр сфер жизни общества и государственной ответственности.

И эти два подхода к исходному понятию конфликтуют потому, что юрист, правовед, правоохранитель вправе спросить: «При чемтут образование, уличная реклама, СМИ, нравственная цензура?» и т. д. Но достаточно очевидно, что если идет речь о здоровье не только физическом, но и ментальном, гражданственном, не только о жизнях, но и о душах наших детей, которые (и те, и другие) в актах преступности иногда утрачиваются, то не учитывать контекст было бы не вполне правильно. Необходимо отчетливо видеть все самодостаточные сферы государственного регулирования и нормативно-правового строительства, которые касаются предмета ювенальной юстиции именно в широком смысле, ясно представлять границы взаимодействия. Кроме собственно государственных сфер ответственности нужно видеть неотъемлемое право самой семьи, родителей и детей на бережное, охранительное отношение к традициям, культурным типам взаимодействия всех трех акторов: общества (государства), родителей, детей. Это тоже одна из нетривиальных задач проникновения в данную проблематику.

Широта предмета ювенальной юстиции порождает множественность формулировок. В научном и информационном пространстве фигурируют термины «ювенальная система», «ювенальные технологии». Ювенальную юстицию делят на «классическую» и «неклассическую», употребляют, как было отмечено, в «узком» и «широком» значении. Однако все эти «детализирующие» попытки, призванные внести ясность, только еще больше запутывают ситуацию. Причина в том, что, пытаясь операционализировать понятие ювенальной юстиции, его можно только специализировать и множить, теряя при этом категориальную интегративную смысловую нагрузку. А она связана с коренными интересами акторов, и если их формализовать, выбрасывая из рассмотрения ценностно-цивилизационные идентичные основания жизни национальной семьи, то получается по известной формуле — «хотели как лучше, а получилось…». Тем более, если не видеть реалии и постмодернистские извращения смыслов, естества и традиций человеческого общежития, если понимать, что технологии соответствующей агрессии применяются во вполне целеположенном проектном плане, то решить проблемы ювенальной юстиции в интересах всех участников вряд ли возможно. Важно проникнуть в суть и понятия, и явления, и процессов, и последствий.

Иногда именно терминологическая путаница приводит к тому, что стороны никак не могут договориться и предмет спора кажется неразрешимым, хотя по сути все говорят об одном и том же. А ведь для плодотворной дискуссии следовало бы для начала разобраться в терминах. Такая попытка в данном исследовании предпринята.

Без понятийной определенности, даже при наличии огромного числа как сторонников, так и противников введения ювенальной юстиции в России, часто непонятно, кто за что выступает, а кто против чего протестует.

Что же такое ювенальная юстиция в современной России? Жизненно необходимый элемент национальной правовой системы, без которого она не может полноценно развиваться? Или навязанная извне лукавая разрушительная парадигма, внедрению которой в России следует всячески противиться?

Настоящее политико-правовое исследование, выполненное в Центре проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, ставит перед собой целью анализ феномена ювенальной юстиции в современной России. Это анализ категориального, правового, политического и скрытого содержания категории «ювенальная юстиция», целей, механизмов и возможных последствий ее внедрения в России. Это, прежде всего, анализ общественного явления в России последних лет, подаваемого под маркером «ювенальная юстиция».