Суверенитет страны имеет многофакторную природу. Факторы суверенитета являются потенциалами жизнеустойчивости государства. При постановке противником задачи осуществления государственной десуверенизации, он будет целевым образом стремиться поразить факторы суверенитета соответствующей страны. В войнах нового типа это поражение осуществляется несиловыми методами. Такая переориентация не означает отказа от старых технологий, генетически соотносящихся с парадигмами войн традиционного общества и модерна. Практика межгосударственного соперничества в современном мире представляет собой сложную технологическую комбинацию сущностно различных методов и приемов. Однако приоритет в этой борьбе имеют те из государств, чья технологическая оснащенность оказывается более продвинутой в инновационном отношении.

Знание современной технологической парадигмы борьбы позволяет выявить уязвимые точки современной российской государственности в преломлении к вероятностному целенаправленному воздействию на них со стороны государств – противников. Прослеживая цепочку каузальной связи изменения состояния базовых несиловых параметров государственности, мы выходим на понимание проектного характера происходящих трансформаций.

Одно из базовых правил шахматной партии, внушаемых начинающему игроку, заключается в том, что прежде, чем раздумывать о собственной комбинации, следует определить комбинационные возможности соперника. Точно такая же рецептура может быть адресована и применительно к ведению стратегических игр глобальной геополитики. Сообразно с этим правилом, попытаемся посмотреть на российскую государственность глазами ее противников. Что следует предпринять, чтобы поставить мат России, лишить ее государственного суверенитета?

В соответствии с новыми технологическими возможностями, для этого следует дезинтегрировать несиловые основания ее жизнеустойчивости. Требуется отключить максимально широкое число такого рода источников.

На каждый из факторов суверенитета российской государственности приходится собственная методика его ликвидации. Большинство из описываемых шагов осуществления такого рода деструкции, реализуется практически, позволяя перевести дискурс о новых технологиях борьбы из ракурса вербальной сферы в плоскость конкретной политики. Ответив на вопрос, что может сделать противник, шахматист придумывает собственную игру, но каким образом ему отразить выявленные на прежней стадии диагностирования угрозы. Соответственно, в применении к государству должен формироваться спектр подчиненных задаче обеспечения суверенитета управленческих решений. (Табл.1).

Табл.1. Проблемно-управленческая матрица по выработке концепта противодействия десуверенизации России в контексте войн нового типа

 

Факторы суверенитета Направления десуверенизации

Управленческие решения по противодействию десуверенизации России

1 Религиозный суверенитет Фактическое приравнивание на уровне законодательства православия нетрадиционным для России религиозным течениям.

Попытка иерархического подчинения Московского патриархата старшим православным Церквям, прежде всего, Константинопольскому патриархату.

Посредством телевидения и сети интернет трансляция ценностных установок, противоречащих ценностям традиционных российских религий.

Под видом религиозного, и шире – мировоззренческого плюрализма, размывание традиционной модели религиозности.

Провоцирование конфликтов между традиционными религиями России, в частности, между православными и мусульманами.

Искусственная актуализация институциональных противоречий внутри Московской патриархии.

Искусственная актуализация институциональных противоречий внутри других традиционных конфессий, в частности, между муфтиятами.

Распространение нетрадиционных для России религиозных течений, таких как, например, ваххабизм, или пропаганда ИГИЛ.

Поддержка неокультистских течений и групп.

Кампания по дезавуированию образа священнослужителя.

Распространение суеверий, квазирелигиозное шарлатанство.

Проект «Экстрасенсы».

Раздел «О религиозной безопасности» в «Стратегии национальной безопасности России»

ФЗ «О традиционных религиях России»

Поправки в ФЗ «О свободе совести и религиозных организациях».

Пересмотр конституционного положения о светском характере государства.

Ужесточение политики в отношении пропаганды нетрадиционных для России религиозных течений и групп.

Пересмотр традиционной иерархии православных церквей по старшинству в пользу иерархии по численности паствы.

2 Идеологический суверенитет Сохранение конституционного запрета на наличие государственной идеологии России.

Постмодернистское размывание границ между добром и злом, как подрыв национальной ценностной системы.

Распространение посредством свободной трансляции нетрадиционных для России ценностей.

Внедрение в массовое сознание концепта общечеловеческих ценностей.

Идеализация образа Запада, формирование западноцентристских ценностных ориентиров.

Распространение дезинтеграционных, с точки зрения российской государственности, идеологем.

Конструирование привлекательного образа Запада в общественном сознании.

Идеологическая регионализация России: отказ от мировой миссии в пользу миссии региональной.

Распространение идеологий, противоречащих задачам развития России, таких, как, идеологема «сырьевой империи».

Импорт идеологем «оранжевой революции».

Негативизация исторического образа России – навязывание стереотипов об имманентном империализме и автократичности русских.

Распространение антироссийских идеологем на постсоветском пространстве, новый идеологический тип «санитарного кордона».

Пересмотр конституционного запрета на наличие государственной идеологии.

Послание Президента «О высших ценностях российского государства».

Создание специального идеологического (контрпропагандистского) отдела при Совете Безопасности России.

Поправки к закону «О СМИ»

Поправки к закону «Об НКО»

Федеральный закон «О культуре».

Запрет на осквернение национальной исторической памяти и сакральных образов России.

 

3 Суверенность цивилизационной самоидентификации

 

Космополитизм, идентичность – «гражданин мира». Мифологема «общечеловеческих ценностей».

Сужение идентификаторов, переход от цивилизационной идентичности к идентичностям более низкого интеграционного потенциала.

Усиление региональных идентификаторов – «сибиряки», «уральцы», «казаки» и т.п.

Провоцирование конфликтов внутри единого идентификационного пространства: например, внутри православной идентичности – русские – украинцы, русские – грузины.

Усиление диспропорций региональной развитости, как основание цивилизационной дезинтеграции.

Препятствия распространению идеологий интеграционного типа. Вброс дезинтеграционных, по отношению к территориальной целостности России, идеологем. Обоснование несостоятельности претензий на существование особой российской (русской) цивилизации. Распределение этно-территориального пространства России по ряду цивилизационных ареалов.

Мультикультурализм как деструкция цивилизационной целостности.

Дезавуирование истории России, формирование негативного маркера российской цивилизационной идентичности.

Конфликт конструируемых «новых» идентичностей со старыми идентичностями в «цветных революциях»

Закрепление понятия российская (русская) цивилизация на уровне законодательства. Внедрение цивилизационного подхода в образовательные стандарты.

Учреждение правительственного органа, ответственного за управлением пропорциями региональной развитости.

Провозглашение на уровне Послания Президента высших цивилизационных ценностей России.

Государственная поддержка культурных проектов, направленных на восстановление российской цивилизационной идентичности.

Специальные программы и дисциплины, направленные на восстановление российской цивилизационной идентичности в образовании.

Поправки к закону «О СМИ»

Закон «О культуре»

Поправки к закону «Об образовании»

Разработка закона «О молодежи»

 

 

4 Суверенность нациестроительства и межэтнических отношений

 

Внедрение в общественное сознание и государственную риторику стереотипа о мультинациональности России.

Распространение западного концепта государства-нация в противоположность исторического российского государства-цивилизация.

Формирование антагонизма русский народ – национальные меньшинства.

Раскрутка темы русского национализма.

Поддержка экстремистских националистических группировок как жупела России.

Манипуляция националистическими настроениями в периоды избирательных компаний.

Формирование образа «фашисткой России».

Провоцирование конфликтов на этнической почве, погромы, убийства, бытовое насилие.

Поддержка этнического криминалитета закрепление криминальных маркеров по национальному признаку.

Формирование иммиграционных территориальных анклавов.

Подрыв национального самосознания русских через разрушение исторической памяти.

Подрыв национального самосознания русских через разрушение культурных традиций.

Латентное «выдавливание» русских в национально-территориальных образованиях.

Использование национально-территориальных разграничителей федералистского устройства России как фактора государсвтенной дезинтеграции.

Формирование этнических сепаратистских идеомифов.

Усугубление социальных диспаритетов, как фактора разрушения национального единства.

«Цветная революция» под «ложным флагом» русского национализма. Сценарий «Манежной площади».

Развитие концепта России как государства-цивилизации.

Мягкое реформирование национально-территориальной модели устройства Российской Федерации.

Принятие закона «О предотвращении дискриминации по религиозному национальному и расовым признакам».

Поправки к закону «Об образовании».

Поправки к закону «О СМИ».

Воссоздание Министерства по делам национальностей.

Введение упоминания об особой исторической роли русского народа в формировании российской государственности в Конституцию и Гимн РФ.

Вместо концепта «толерантности» возвращение к концепту «дружбы народов»

Закон «О русском народе и братских народах России»

Закон «О предотвращении дискриминации по расовому, религиозному и национальному признаку».

 

5 Суверенность использования национальных символов (суверенность конструирования символического пространства) Распространение инокультурных символов через рекламу, кинопродукцию, музыку. Мода (прежде всего, молодежная) как сфера трансляции инокультурных символов. Формирование семиотики «оранжевой революции» (в российском случае символика «белоленточного движения»). Формирование семиотики националистической «коричневой революции». Искусственное противопоставление символов РФ, СССР и Российской империи.

Кампания по обоснованию исторической и смысловой несостоятельности российской государственной символики.

Разрушение российской национальной семиосферы.

Дезавуирование национальных праздников.

Поправки к закону «О рекламе». Кампания борьбы с пропагандой инокультурной символики. Установление квот по прокату иностранной кинопродукции.

Запрет на осквернение национальной исторической памяти и сакральных образов России.

Поправки к закону «О государственной символике России».

Закон «О праздниках государственного и регионального значения».

Поправки к закону «О СМИ».

 

6 Суверенность интерпретации национального прошлого. Распространение антироссийских исторических мифов. Преобладание тенденций негативизации российского исторического прошлого. Отсутствие единого процессного изложения истории, объясняющего специфику российского жизнеустройства, особого места России в мире (отсутствие историософии России). Рассмотрение России как государства – цивилизации отсутствует в образовательных стандартах. Принятие за основу в новом историко-культурном стандарте «теории модернизации», закладывающем представление об универсальности западного пути развития. Разрушение представления о национальной исторической преемственности через дезавуирование отдельных периодов российской истории. Доминирование в руководстве профильных научных и образовательных структур лиц, придерживающихся западнических взглядов на историю.

Акты кощунства в отношении национальных ценностей (например, память о Великой Отечественной войне).

Федеральный закон «О противодействии россиефобии».

Принятие новых исторических образовательных стандартов, построенных на основании представления о России как особом государстве-цивилизации. Разработка и внедрение в учебный процесс новых патриотических, цивилизационноидентичных учебников истории. Государственный заказ на формирование галереи исторических героев России. Кадровая ротация в руководстве научными и образовательными структурами, связанными с изучением и преподаванием истории.

7 Суверенность культуры. Несформулированность на государственном уровне перечня высших ценностей российского государства, отсутствие «культурной хартии» современной России.

Заимствование и нормативизация западных культурных образцов поведения. Пропаганда представлений об универсальности западного пути развития и связанных с ним ценностным ориентиром. Голливудизация сознания, герои подражания по образу американского супергероя, герой – индивидуалист вместо традиционного для России понимания героического. Доминирование западных культурных образцов на рынке культурной продукции в России. Преобладание американских фильмов в российском кинопрокате. Доминация в современной музыкальной культуре течений музыки, связанных с западным культурным контекстом.

Формирование потребительских ориентиров жизни, мода потребительства. Использование рецептуры «сексуальной революции».

Отказ от специальной государственной поддержки духовных традиций отечественной литературы, кинематографа, искусства. Снятие, под видом декларации свободы творчества, цензурных ограничений на производство и распространении культурной продукции, направленной на разрушение духовных потенциалов россиян. Преференции в распространении деструктивных образцов культурной продукции. Проект постмодерна релятивизация ценностей. Культивирование пороков в молодежной среде.

Эрозия сохранившихся цивилизационных традиций и традиционных институтов.

Предпочтительность внешнего туризма перед внутренним.

Федеральный закон «О защите национальной культуры России». Восстановление института цензуры в целях национальной безопасности России. Создание при Совете Безопасности Совета по цензуре.

Раздел «О духовной безопасности» в «Стратегии национальной безопасности России».

Поправки к закону «О СМИ».

Восстановление системы государственного социального заказа в сфере культуры.

Поправки в закон «О рекламе».

Налоговые преференции компаниям, работающим по направлению внутреннего туризма.

8 Суверенность системы семейных отношений и воспитания.

 

Пропаганда внесемейной брачности.

Сексуальное просвещение среди молодежи.

Смещение традиционных гендерных ролей через целенаправленное разрушение архетипических образов мужчины и женщины.

Распространение института ювенальной полиции.

Богемное культивирование половой распущенности и сексуальных девиаций.

Пропаганда средств контрацепции.

ЛГБТ-сообщество как актор «цветной революции». Гей-пропаганда.

Нивелировка образа положительного героя. Героизация порока.

Замещение русских традиционных игрушек игрушками «нового типа», не связанными с цивилизационной семантикой воспитания. Отказ от традиционной российской педагогики. Замещение русских национальных сказок анимационными версиями по типу «Уолт Дисней».

Федеральный закон «О воспитании».

Поправки в Семейный кодекс.

Раздел «О демографической безопасности» в «Стратегии национальной безопасности России».

ФЗ «О традиционных религиях России».

Поправки к законам «Об образовании», «О СМИ», «О рекламе».

Разработка и принятие новой Концепции демографической политики России.

Ужесточение законодательства в отношении гей-пропаганды.

Ограничение свободы применения абортов.

Целевая поддержка национальных педагогических традиций.

 

9 Суверенность в регулировании численности населения. Демографические войны. Сокращение численности российского населения в сравнении с населением близлежащих стран. Угроза иммиграционного замещения российского населения. Снижение доли российского населения в мировом.

Поддержка в новых модификациях программ «Планирования семьи».

Программа «Безопасное материнство».

Поддержка неомальтузианских концептов в науке – «теория демографического перехода».

Распространение представления о возможности решения кризиса депопуляции в России посредством иммиграции.

Отсутствие ограничений в практике абортов.

Раздел «О демографической безопасности» в «Стратегии национальной безопасности России».

Разработка и принятие новой Концепции демографической политики России.

Учреждение правительственного органа, ответственного за осуществление демографической политики.

 

10 Суверенность управления миграционными процессами. Абсолютизация международной правовой нормы в отношении свободы передвижения и выбора места жительства.

Угроза утраты территориальной целостности в результате миграционного замещения. Культурное, языковое и религиозное замещение населения. Провоцирование конфликта между автохтонами и аллохтонами. Отток финансовых средств за рубеж в результате замещения национальных трудовых кадров гастербайтерами. Миграционные криминальные анклавы. Возможность использования иммигрантов для политической дестабилизации. Отток российских квалифицированных кадров за рубеж. Установка на выезд на постоянное место жительства за рубеж у значительной части российской молодежи.

Федеральный закон «О регулируемой миграции в РФ».

Предотвращение создания миграционных анклавов, ужесточение борьбы с этническим криминалитетом, квоты при трудоустройстве мигрантов. Запрет на трудоустройство мигрантов на приграничных территориях. Целевые программы поддержки внутренней миграции в стратегически значимые регионы Российской Федерации.

Поправки в ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ», «О гражданстве РФ», «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ».

Внесение поправок в Трудовой кодекс РФ.

Поправки к ФЗ «Об образовании». Государственное распределение после получения образования, усложнение процедуры отъезда за рубеж.

11 Суверенность в сфере образования Разрушение исторически сложившейся национальной модели образования.

Западнические ценностные ориентиры образовательных программ.

Международное сотрудничество как критерий эффективности вузов.

Образовательные площадки подготовки кадров «цветных революций» (ВШЭ)

Продолжение курса Болонского процесса.

Универсализация через ЕГЭ тестовых форм контроля, приводящая к ликвидации развивающих методик обучения, падение интеллектуальных потенциалов.

Выхолащивание воспитательных функций образования через перенос на образовательную сферу модели клиентных отношений (образовательный сервис).

Внедрение ложных научных ориентиров и устаревших концептов в образовательные программы.

Организационная и кадровая деструкция сферы образования через ее системное недофинансирование.

Усугубление отрыва системы образования от реальных запросов и вызовов экономического развития России.

Раскрутка образовательных программ по специальностям, соотносящимся с сырьевым профилем российской экономики, при сдерживании внедрения образовательных программ инновационного типа.

Разрушение советской системы подготовки высококвалифицированных рабочих кадров посредством внедрения модели «всеобщности высшего образования».

Дезавуирование через поддержание низких статусных параметров образа российского учителя.

Западные рейтинги статуса университетов.

Недостаточность образовательных программ по подготовке профессиональных кадров, ориентированных на обеспечение государственного суверенитета и национальной безопасности России.

Раздел «О безопасности в сфере образования» в «Стратегии Государственной национальной России».

Поправки к закону «Об образовании».

Пересмотр концепций вступления России в Болонский процесс и введения Единого государственного экзамена.

Отмена критериев международного сотрудничества в расчете эффективности российских вузов.

Целевая поддержка национальноориентированных российских вузов.

Пересмотр образовательных стандартов, учебных планов и программ через призму задачи обеспечения национальной безопасности России.

Разработка закона «О молодежи»

Подготовка профессиональных кадров по ведению информационной войны и противодействию технологиям «цветных революций».

Новое поколение патриотических, цивилизационноидентичных учебников по общественным дисциплинам. Кадровая ротация в управление российским образованием.

 

 

12 Суверенность в сфере науки. Разрушение национальных научных школ.

Распространение и поддержка западных научных концептов в общественноведческих дисциплинах, имеющих деструктивные последствия при их практической имплементации в России.

Определение статусности российских ученых по публикациям в западных изданиях, иноцитирование.

Западнически ориентированные ученые на ключевых позициях в российской гуманитарной науке (академические институты, экспертные советы ВАК).

Сохранение ситуации системного недофинансирования науки.

Ложные стратегические ориентиры развития науки.

Зарубежные гранты как средство политической пропаганды.

Поддержка ориентированных на Запад экспертных центров.

Поддержка академической специализации наук как препятствие решения стоящих перед страной задач комплексного характера.

Монополия на научное знание через ВАК и систему академических институтов.

Деконцептуализация науки, поддержка тенденции дескриптивизации.

Селекционный отсев талантливой молодежи, рекрутинг посредственностей (принципы работы Высшей аттестационной комиссии и грантовых фондов).

Распространение паранаучных концептов, дезавуирующих классическую науку в массовом общественном сознании.

Разрушение рационального сознания, как механизм манипуляционного управления массами (рецептура «бархатных» и «оранжевых» революций).

Отток за рубеж российских научных кадров по стратегическим направлениям развития науки.

Сложность процедуры научных внедрений и патентования в России.

Формирование непривлекательного образа профессии ученого, кампания о «диссертационном плагиате».

Отставание в методологии и методике войн нового типа.

Раздел «О безопасности в сфере науки» в «Стратегии национальной безопасности России».

Разработка нового положения о порядке присвоения ученых званий и степеней и переаттестации научных кадров.

Разработка нового положения о научных грантах.

Создание на государственном уровне ассоциации научно-экспертного сообщества России.

Поправки к закону «Об образовании».

Целевая поддержка национальноориентированных кадров в науке. Пересмотр западнических подходов в гуманитарных науках.

Государственный заказ на разработку теории и изучение феноменологии войн нового типа.

13 Суверенность контроля над психологическим состоянием населения Лишение координат смысла жизни как психологическая дезориентация человека.

Формирование чувства неуверенности в завтрашнем дне — психологический дискомфорт.

Повышенная стрессорность.

Психическая деструкция личности, как результат информационной обработки.

Развращение сознания детей и подростков.

Пропаганда агрессии и жестокости.

Использование телевидения и интернет как средств манипуляционного психотропного воздействия.

Создание коммуникационных сетей управления массами на час «ч».

Создание научных и медийных центров по управлению подсознанием, массовым бессознательным россиян.

Использование маргинальных групп населения и лиц, находящихся в психически пограничном состоянии в качестве активной протестной силы в «цветных революциях»

Раздел «Об информационной безопасности» в «Стратегии национальной безопасности России».

Раздел «О психологической безопасности российских граждан» в «Стратегии государственной безопасности России».

Поправки в Уголовный кодекс на предмет психологической защиты российского населения, и акцентированно – детей и подростков.

Разработка закона «О защите психического и духовного здоровья детей».

Подготовка кадров по противодействию приемам психологической манипуляции в политических целях.

14 Суверенность контроля над здоровьем населения и сферой спорта Зависимость от поставок лекарственных средств из-за рубежа.

Наркозависимые как зависимые от внешних поставщиков наркотиков. Табачная зависимость.

Снижение уровня системности медицинской профилактики и медицинского диагностирования.

Социальный раскол в сфере медицинского обслуживания.

Создание бренда отдых за рубежом; разрушение национальной реабилитационно-релаксационной системы.

Фан-клубы как ударная сила «цветных революций». Фактическая подготовка боевиков под видом спортивных обществ.

Допинг как инструмент десуверенизации. Зависимость национального спорта от международных спортивных организаций. Отток отечественных спортсменов и тренеров за рубеж, зависимость национальных сборных от внешних обстоятельств.

Федеральный Закон «О здравоохранении».

Системный мониторинг деятельности фан-клубов и спортивных обществ.

Разработка закона «О молодежи».

Возрождение спартакиадного движения как альтернативы международной олимпийской системе. Реализация национальной политики в сфере спорта, приоритетность интересов страны и сборной России.

15 Языковая суверенность. Снижение роли русского языка в национально-территориальных единицах РФ.

Латентное вытеснение русскоязычных в национальных регионах России.

Редукция русского языка, засорение его неоязом.

Широкая экспансия англоязычия, как средство отрыва от национальной почвы. Недиверсифицированность изучения иностранных языков в школе, доминирование изучения английского языка.

Западническая пропаганда через включенность молодежи в англоязычное пространство.

Языковая экспансия как подготовка экспансии политической.

Внедрение курсов на иностранных языках, подготовка кадровой эмиграции через образование.

Формирование иммиграционных анклавов без знания русского языка.

Снижение статусности русского языка в системе международных коммуникаций.

Поправки к закону «О государственном языке».

Поправки к закону «О гражданстве в РФ»

Федеральный закон «О регулируемой миграции».

Раздел «О языковой безопасности» в «Стратегии государственной безопасности России».

Диверсификации изучения иностранных языков в российском образовании (уход от доминации англоязычия). Приоритетность русского языка перед иностранными языками в образовательной подготовке. Запрет преподавания на иностранных языках, за исключением случаев обучения иностранным языкам.

Ограничение применения иностранных языков в наружной рекламе, в названиях общественных учреждений (включая торговые учреждения и  учреждения досуга). Поправки в закон «О рекламе».

 

16 Политико-управленческая суверенность Определяемая Конституцией приоритетность международного права над национальным законодательством.

Сохраняемая когнитивная зависимость власти от западных экспертных центров и отечественных центров западной ориентации. Ненациональный характер связанного с научной проработкой государственно-управленческих решений экспертного сообщества. «Стратегические ловушки». «Подсказка» и пролонгирование ошибочных решений руководством РФ.

Десакрализация власти посредством дезавуирования образа национального лидера.

Гротескное описание национальной политической элиты и национального бизнеса.

Кампания по изобличению всеобщей коррумпированности российского чиновничества.

Компания по изобличению всеобщей криминогенности российского бизнеса.

Формирование образа России как «криминального государства».

Дискредитация системы выборов.

Внешние факторы – информационные и финансовые в российском выборном процессе.

Принижение положения России в международных рейтингах.

Пересмотр конституционного положения о приоритетности международного права над национальным законодательством.

Поправки к закону о государственной службе.

Целевое формирование национального экспертного сообщества России.

Поправки в законодательство о выборах.

Поправки в закон «О СМИ», запрет на распространение досудебной информации по обвинению в должностных преступлениях.

Создание собственной системы рейтингов государственной успешности.

 

17 Суверенность политической элиты и кадровой селекции. Западнические ориентиры элиты. Включенность в жизнь на Западе – собственность, банковские счета, образование и трудоустройство детей.

«Пятая колонна» в эшелонах власти и в общественных структурах. Прямая вербовка. Стажировки на Западе. Поддержка западноориентированной части элиты.

Иностранное финансирование НКО. НКО как актор «цветных революций».

Подготовка космополитических кадров рядом ведущих вузов страны. Отсутствие патриотического фильтра в кооптации управленческих кадров.

Возможность лоббирования и подкупа со стороны внешних сил.

Дефицит патриотических кадров. Псевдопатриотизм. Легкая смена позиций в зависимости от политической конъюнктуры. Потенциальная возможность измены на условиях сохранения во властной обойме.

Включенность части крупного бизнеса в мировую систему связей ТНК. Связность с иностранным капиталом и мировым финансовым олигархатом. Соучастие национального бизнеса в «цветных революциях».

Поправки в законы «О государственной гражданской службе в РФ», «О системе государственной службы в РФ», «О статусе депутата Совета Федерации и депутата Государственной Думы Совета Федерации Федерального Собрания РФ».

Ротация элит. Патриотизм как главный критерий элитаристской фильтрации. Создание специальных политических органов, ответственных за мониторинг ценностного состояния элиты.

Поправки в законы «О коммерческой тайне», «О персональных данных». Установление политического контроля за финансированием гуманитарных проектов.

Прекращение государственного финансирования ряда вузов с акцентировано выраженной антипатриотической платформой.

Целевая поддержка патриотически ориентированных НКО. Ужесточение законодательства об иностранных грантах и стажировках за рубежом.

18 Информационная суверенность

 

Антироссийские информационные кампании. Пропагандистские антироссийские мифы.

Доминирование в интернет-пространстве антироссийских сайтов.

«Когнитивное оружие». Распространение западноцентричных теорий в науке и образовании, производные от них стереотипы общественного сознания.

Формирование негативного образа России в мировом общественном мнении. «Цветные революции» в геополитически и цивилизационно ориентированных на Россию государствах.

Поправки в закон «О СМИ».

Законодательное введение цензуры в СМИ и интернет-цензуры. Создание объединенной системы патриотических информационных интернет-ресурсов. Создание профильного министерства, ответственного за обеспечение информационного суверенитета России.

Федеральный закон «О противодействии россиефобии».

Артикуляция российского мирового проекта. Перехват инициативы в информационной войне. Поддержка НКО, политических партий и иных общественных организаций во внешнем мире. Создание структуры по типу Коминтерн (позднее Совинформбюро).

В противовес «цветным революциям», разработка модели революций нового типа, направленных против глобального бенефицариата.

19 Экономическая суверенность Экономическое давление, санкции. Попытки дестабилизации ситуации в России через ухудшение экономического положения.

Экономические и технологические связи как установление системы зависимостей.

Сверхоткрытость внешнему рынку российской экономики. Подчинение правилам ВТО в ущерб экономическим интересам России.

Высокая зависимость от внешней торговли. Зависимость экономики от экспорта сырья. Сохраняемая низкая страновая диверсифицированность экспорта.

Зависимость от импорта. Импортная зависимость в сфере высоких технологий, продовольственного обеспечения, лекарственного обеспечения. Доминирование иностранного производителя на рынке промышленных товаров широкого массового потребления. Реклама иностранной на российском телевидении и в российских СМИ.

Иностранная и совместная российско-иностранная собственность в стратегически значимых отраслях экономики.

Закрепленная Конституцией частная собственность на недра. Иностранный капитал и западноориентированный отечественный капитал в контроле над российскими природными ресурсами. Отток капиталов за рубеж. Россия не использует свои естественные преимущества в качестве наиболее ресурсно богатой страны мира.

Неконтролируемость государством процесса ценообразования.

Сохраняемый курс на приватизацию. Угроза возрастания в результате приватизации иностранного контроля над российской экономикой.

Демонетизация российской экономики. Вывод денежных средств из экономики под предлогом борьбы с инфляцией.

Доминация западнических неолиберальных подходов в управлении экономикой. Отрицание целесообразности определяющего государственного вмешательства, государственного планирования и государственной мобилизации в экономической политике.

Принятие новой Стратегии экономического развития России, определяемую реальностями экономической войны против России. Восстановление системы государственного планирования, воссоздание Госплана. Внесение поправок в закон «О стратегическом планировании в РФ». Снижение степени внешней открытости экономики России, принятие комплекса протекционистских мер. Выход из ВТО. Частичная монополизация внешней торговли в стратегически важных областях. Частичная национализация предприятий в стратегически важных областях. Переход недр и природных ресурсов в государственную собственность.

ФЗ «О ценовом регулировании в РФ».

Пересмотр неолиберальных подходов в экономической политике. Курс на монетизацию российской экономики. Частичное использование в современных реалиях экономической войны модели мобилизационной экономики. Ротация кадрового состава управления экономическим блоком правительства.

20 Финансовая суверенность Кредитование под политические условия.

Зависимость от иностранной валюты. Долларово-евровая основа ЗВР. Размещение валютных резервов в иностранных банках – фактическое инвестирование зарубежных экономик. Долларовый расчет во внешней торговле.

Независимость Центрального Банка от правительства РФ, при фактической зависимости его от внешних финансовых центров. Режим «Каренси борд».

Высокая ставка рефинансирования в РФ. Подталкивание российских кампаний к кредитованию на Западе. Высокий совокупный корпоративный долг.

Ставка на иностранное инвестирование в инвестиционной политике.

Переход к системе свободного плавающего курса рубля, повышение зависимости от внешних финансовых обстоятельств.

Поправки в ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле». Установление валютной монополии государства.

Изменение структуры ЗВР. Размещение ЗВР в российских банках. Внешнеторговый расчет в национальных валютах торговых партнеров.

Пересмотр закона «О ЦБ», превращение ЦБ в государственный банк Российской Федерации.

Возвращение к управляемому курсу рубля.

Ставка на государственное инвестирование в инвестиционной политике. ФЗ «О государственном инвестиционном фонде»